Встань и иди

Протоиерей Сергий Овсянников

Издательство ИВЕРОН, Амстердам, 2019.
388 страниц, 66 цветных иллюстраций.

ISBN 9789081331555

Цена: € 20.00

Скидка для книжных магазинов и оптовых покупателей: € 5.00

Книгу можно заказать по адресу: stichting.iveron@gmail.com


В книге собраны доклады, статьи, эссе и проповеди протоиерея Сергия Овсянникова (1952 – 2018), настоятеля Свято-Никольского прихода РПЦ в Амстердаме. Автор размышляет о том, как научиться быть собой, о пути в Церковь, о вечности и святости; многократно он обращается благодарной памятью к личности владыки Антония, духовным сыном которого чувствовал себя до последнего дня жизни.


Священник, пастырь, поэт, пророк
вспоминая об отце Сергии Овсянникове

Я хочу рассказать, что значил отец Сергий в моей жизни.

Впервые я встретил отца Сергия лет двадцать назад, когда я еще был священником в Америке. Время от времени я навещал друзей в Амстердаме и заходил в русскую православную церковь, в то время располагавшуюся на Керкстраат.

Я приходил на Литургию и служил с отцом Алексеем, тогдашним настоятелем и тестем отца Сергия, с отцом Сергием и другими. До сих пор ярко помню одну проповедь о. Сергия. Он говорил об Иоанне Богослове, склонившимся к груди Христа на Тайной Вечере, и сказал то, что я никогда не забуду. Отец Сергий отметил, что св. Иоанн Богослов вслушивался в биение сердца Христа, и тем самым осуществлял богословие… Богословие — не столько дисциплина, преподаваемая в университете, сколько личный опыт жизни в Боге.

Через много лет я напомнил о. Сергию его слова — а он их уже и не вспомнил. Для меня это признак настоящего учителя, который живет здесь и сейчас и выражает то, что сейчас у него на душе — именно то, что делал отец Сергий на протяжении всех этих лет.

Позднее, по переезде в Амстердам, я лучше узнал о. Сергия. Нас связал третий человек. Я обратился к православию в Оксфорде, в конце шестидесятых, во многом под влиянием митрополита Антония Сурожского. Я узнал, что приход в Амстердаме был основан владыкой Антонием, владыка посвятил отца Сергия в священнический сан — и был рад найти в этом наши общие корни и вернуться к ним. Это возвращение как бы завершило большой круг в моей жизни — действие просветляющее и животворящее.

Очень трудно подытожить жизнь человека в словах. Каждый из нас — многогранен, и мы взаимодействуем друг с другом на многих совершенно различных уровнях. Мы очень дружили с отцом Сергием, но в этой дружбе он оставался отдельным, не похожим на меня человеком.

Я хочу сказать о значении отца Сергия в моей жизни в четырех главных словах.

Прежде всего, о. Сергий был священником. Особым священником, поскольку сформировался в советское время — время, принесшее столько праведников и святых. Конечно, все русские священники и епископы, которых я знал в начале жизни, вышли из советской России. Это были особые люди — Церковь для них означала не возможность карьерного продвижения, а возможность углубить личное отношение с Богом.

Второе мое слово: пастырь. Священников много, пастырей — меньше. Отец Сергий был пастырем из пастырей. Тем, который может взять тебя под крыло и показать, как возрастать в Божией любви.

Третье слово: поэт. У поэта особые отношения с языком — слова, которые он говорит, идут не только от разума, но и от сердца. Находя равновесие между сердцем и разумом посредством языка, поэт может выразить то, что другие не могут даже увидеть, не то что выразить …

И последнее слово: пророк. Пророк — это не предсказатель будущего. Пророк — тот, кто способен говорить правду, не применяясь к обстоятельствам. Правда вечна, у нее нет прошлого или будущего, так что способность говорить правду в любой ситуации, невзирая на последствия – это призвание пророка. Много раз я был свидетелем тому, как отец Сергий – в этом призвании — как ножом разрезал своими словами бессмысленную суету каждодневности и обнажал Божию правду.
Конечно, отец Сергий был обычным человеком, и в жизни у него было немало проблем. Но эти слова — Священник, Пастырь, Поэт и Пророк — сливаются вместе, чтобы обозначить его выдающееся служение, которое, большей частью, началось и окончилось здесь, в Амстердаме.

В последние годы многие часы я провел, молясь вместе с отцом Сергием у престола в алтаре. Его смерть ничего в этом не изменила. Надеюсь, что я по-прежнему пребуду с ним в молитве – до последнего моего вздоха.

Я бесконечно благодарен Господу за жизнь отца Сергия Овсянникова.

Архимандрит Мелетий (Уэббер)